По итогам выборов в Словении ярые противники России и сторонники Украины во главе с премьером Янезом Яншей потерпели поражение. Новым премьером станет лидер евролиберальной партии «Движение Свобода» Роберт Голоб.

В краткосрочной перспективе улучшение российско-словенских отношений вряд ли возможно, но в среднесрочной определённые перспективы для этого есть. Хотя плохой в этом плане сценарий тоже исключить нельзя.

Словения — небольшая двухмиллионная страна, которая, тем не менее, старается играть более-менее заметную роль в европейской политике. Будучи республикой бывшей Югославии, основное внимание она уделяет Балканам. Сейчас речь идёт о расширении Евросоюза в этом направлении, и словенцы (наряду с Германией, Австрией и Чехией) стараются играть в этом процессе определяющую роль. Её едва ли назовёшь страной, симпатизирующей Сербии. Так что уже здесь обозначается первое поле для столкновения интересов с Россией.

Однако Словения — не Балканы. И по культуре, и по менталитету, и по уровню жизни речь идёт о государстве Центральной Европы вроде Чехии, Словакии, Польши или Венгрии. Сами словенцы называют своими ключевыми партнёрами Чехию и Австрию, само собой — Германию. С ними они и координируют свою внешнюю политику. В наибольшей степени словенская внешняя политика напоминает чешскую, что объяснимо, учитывая и этническую близость двух стран, и их примерно одинаковый уровень экономического развития.

Отношения с Россией для Словении тоже занимали заметное место. Словенский президент Борут Пахор, словенские премьер-министры Аленка Братушек, Мирослав Церар и Марьян Шарец бывали в Москве и до, и после 2014 года. Да и Владимир Путин в 2016 году посещал эту страну. Правда, поставки российских энергоносителей и «встречный» поток словенских лекарств, бытовой техники, мебели и обуви не сделали Словению более-менее пророссийской. В вопросе санкций она в целом придерживалась «средней» по Евросоюзу линии.

В последние пару лет при премьер-министре Янезе Янше российско-словенские отношения испортились. Ещё до нынешних событий на Украине словенцы старались поучаствовать в продвижении нацеленной на постсоветское пространство программы ЕС «Восточное партнёрство» и засветились в поддержке российской либеральной оппозиции. Теперь же они демонстративно решили отправить украинцам своё оружие, а Янша вместе с коллегами из Польши и Чехии Матеушем Моравецким и Петром Фиалой съездил к Владимиру Зеленскому в Киев.

Так что перед нами страна, которой явно не следует пренебрегать. И потому парламентские выборы, прошедшие в Словении 24 апреля, представляли для России определённый интерес. Учитывая, куда скатились наши отношения с Чехией (а российско-словенские дрейфовали в том же направлении), не очень хотелось повторения того же пути. Потому вопрос стоял о том, сможет ли нынешний премьер, который стал придерживаться грубой антироссийской линии, удержать власть. Или же словенские избиратели предпочтут кого-то более умеренного…

Словения — парламентская республика, где основная полнота власти принадлежит правительству. В Национальном собрании имеется 90 депутатских мест, два из которых отданы венгерскому и итальянскому меньшинствам. В целом словенская политическая система в целом похожа на ту, что имеется в Австрии или Швеции. Для попадания в парламент необходимо преодолеть барьер в 4%. И за последние 20 лет не было случая, что в парламенте заседало менее семи партий. Да и правительство каждый раз оказывалось многопартийным.

В целом наиболее антироссийским в Словении следует признать консервативный фланг местной политики. Демократическая партия Янши ещё до 2022 года выступала не просто за сохранение санкций, но и допускала при случае их ужесточение. Другое дело, что сам действующий премьер — фигура достаточно скандальная, отсидевшая два года по коррупционному делу. Кроме того, он выражал несогласие с миграционной политикой ЕС, и даже блокировался по данному поводу с премьером Венгрии Виктором Орбаном. И этим он вызывал раздражение в Брюсселе.

Ещё более неудобным для России партнёром смотрелась либерально-консервативная партия «Новая Словения — христианские демократы». Её лидер, министр обороны Матей Тонин задолго до нынешних событий обрёл репутацию русофоба. Он открыто называл Россию «врагом», и ратовал за предельное закручивание санкционных гаек, безоговорочное следование Словении в фарватере не только ЕС, но и США и НАТО. Именно его даже в большей степени, чем Яншу, стоит считать вдохновителем демонстративной поддержки Украины.

Основным соперником партии Янши на выборах стала проевропейская либерально-зелёная коалиция «Движение Свобода», созданная всего год назад. Сейчас партия подчёркнуто выступает в поддержку Украины, однако её риторика отличается меньшей воинственностью, нежели у консерваторов. Её лидер Роберт Голоб — не новичок в большой словенской политике. 10 лет назад он был заместителем председателя некогда правящей партии «Позитивная Словения». Долгие годы работал главой энергетической компании GEN I.

В целом либеральный фланг словенской политики до сих пор представляли партии трёх вышеозначенных премьеров — Братушек, Церара и Шареца. Их подход к России можно обозначить в целом как следование общему курсу ЕС при поддержании «рабочих контактов». На эти выборы Братушек и Шарец выставили свои «именные» партии, а на месте партии Церара образовалось движение «Давайте объединим Словению». Примерно той же позиции в отношении России придерживаются и небольшие словенские «зелёные» партии.

Более удобными для России казались словенские социал-демократы, которых ранее возглавлял президент Пахор. Впрочем, их нынешний лидер, депутат Европарламента Таня Файон, отметилась по части критики состояния российской демократии. Тем не менее, представители этой силы допускали постепенное снятие антироссийских ограничений и настаивали на сохранении полноценных экономических связей с Россией. О том же говорили и представители ещё двух небольших левых партий — «Хорошего государства» и «Движения за здоровое общество».

Наконец, пророссийский фланг традиционно для Европы представлен крайне левыми и крайне правыми силами. В словенском случае Левая партия во главе с Лукой Месецем имела бОльшую популярность. В свою очередь, правые силы в лице располагавшей депутатами в парламенте Национальной партии и партии «Правда», выступавшей за снятие антиковидных ограничений, изначально имели меньшие шансы попасть в парламент. Тем не менее, своё место в словенской политической палитре они занимают.

Большинство опросов отдавало победу леволибералам из «Движения свобода», и прогнозы подтвердились. Оно набрало 34,54% голосов и 41 из 90 депутатских кресел. При таком раскладе уже понятно, что Голоб станет новым премьер-министром страны. В свою очередь, идейно близкие к ним либеральные партии трёх бывших премьер-министров не прошли в парламент, но набрали почти 10%. Более левые «зелёные» и крестьянские партии, тоже идейно близкие победителям, в сумме получили более 4%, но своих депутатов иметь не будут.

Обе антироссийские партии прошли в парламент. Демократы Янши набрали 23,53%, а «Новая Словения — христианские демократы» министра обороны Тонина — 6,85%. Каждая из партий немного потеряла в голосах по сравнению с 2018 годом, хотя в сумме они и получат 35 депутатских мест. Как выясняется, воинствующая антироссийская риторика имеет спрос, но он всё же ограниченный. Тем не менее, у «новословенцев» всё же существует возможность войти в правящую коалицию. Янше же однозначно уготовлена роль главного оппозиционера.

Что касается умеренно-левых политических сил, то социал-демократы набрали свои 6,65% и получат семь депутатских мест. При таком раскладе они могут рассчитывать на роль «младшего партнёра» в правящей коалиции. Если суммировать результаты различных левоцентристских сил, то получим примерно 10%. Левая партия набрала 4,38%, и будет иметь пять депутатов. Две крайне правые партии в парламент не прошли, хотя в сумме набрали более четырёх процентов. Так что в целом можно говорить о 8−9% более-менее «понимающих Россию» словенских избирателей.

В целом успех «Движения свобода» обусловлен тем, что словенским избирателям приелись политики прежних времён, и они захотели перемен. И сейчас существует три варианта. Первый — однопартийное правительство меньшинства. Два других — коалиция с социал-демократами или «новословенцами». И несмотря на то, что в краткосрочной перспективе об улучшении российско-словенских отношений говорить не приходится, в среднесрочной разница между тремя раскладами выглядит более существенной.

При однопартийном правительстве леволибералов нынешний уровень отношений с Россией сохранится — она разве что перестанут деградировать. В случае коалиции с «новословенцами» вполне возможен «чешский» вариант сползания отношений почти к нулевой отметке. Наконец, в случае коалиции леволибералов и социал-демократов при разрешении ситуации на Украине возможно постепенное возвращение российско-словенских отношений на прежний уровень. Не образцовый, конечно, но более-менее приемлемый.

от admin

Добавить комментарий