Нынешняя президентская кампания во Франции выдалась бледной и вялой. «Зажигали» разве что «звезды» второго эшелона, оставшиеся на фронтах первого тура — леворадикальный Жан-Люк Меланшон и крайне правый Эрик Земмур</strong>. Не говоря уже о том, что от кампании загодя отсекли экс-президента Николя Саркози, которому «впаяли» вдогонку к первому тюремному сроку за «прослушку» еще один за «внезапно всплывшие» нарушения в ходе избирательной кампании 2012 года.

Впрочем, несмотря на всю их активность, во время второго тура 24 апреля французы все равно будут выбирать между действующим президентом Французской Республики Эммануэлем Макроном («Вперед, Республика!») и депутатом Национального Собрания Марин Ле Пен («Национальное объединение», ранее — «Национальный фронт»).

Старый рецепт «президент против националиста»

По официальным данным Министерства внутренних дел Франции, у Макрона в первом туре 27,85%, у Ле Пен — 23,15%. Для сравнения, в первом туре 23 апреля 2017 года у Макрона было 24,01%, у Ле Пен — 21,30% при явке 77,77%. На выборах-2022 явка снизилась, в первом туре на участки пришли 73,69% от общего числа зарегистрированных избирателей.

Да и сценарий «действующий президент против радикального политика», откровенно говоря, не новый. Эту постановку разыгрывают уже в третий раз — 2002, 2017, 2022. Идеальный расклад для не особо популярного кандидата, из расчета, что в таком случае избиратели лучше проголосуют за непопулярного политика, чем за радикала. Просто вспомним, что аналогичная расстановка сил уже принесла победу голлисту Жаку Шираку в 2002 году, когда во второй тур сенсационно вышел основатель националистического «Национального фронта» Жан-Мари Ле Пен. Тогда прохождение Ле Пена во второй тур вызвало эффект разорвавшейся бомбы, а пресса взорвалась от призывов не допустить в Елисейский дворец «националиста». В итоге, во втором туре Ширак, несмотря на коррупционные скандалы и неминуемое недовольство действующим президентом, триумфально победил с результатом 82,21% против 17,79% у основателя «Национального фронта».

А теперь специально под выборы во Франции раскрутили писателя и журналиста Эрика Земмура, который за счет эпатажа и радикальных лозунгов «откусил» 7,07% голосов, в первую очередь у Ле Пен. С учетом того, что во Франции действует фильтр, когда для участия в выборах нужно собрать минимум 500 подписей местных депутатов, мэров, сенаторов и евродепутатов, а у Земмура и близко не было и нет такого количества, очевидно, что ему помогли. И помогли явно не сторонники Ле Пен, которой такой конкурент не нужен. А с левого фланга голоса несогласных собрал Жан-Люк Меланшон («Непокоренная Франция»), который угрожал составить более серьезную конкуренцию Макрону. Но, в итоге, Меланшон совсем немного не дотянул до второго тура, набрав 21,95%.

Повестка для рядового француза

А в целом результаты выборов — это производная от политической повестки, доминирующей во Франции. Скажем, с учетом непростой экономической и социальной ситуации, штаб Макрона решил представить его в качестве миротворца и нового лидера Европы, способного занять нишу ушедшей на покой Ангелы Меркель. С этой целью Макрон, до этого 8 лет не замечавший, как ВСУ «героически» расстреливают из артиллерии города и поселки Донбасса, внезапно озаботился выполнением Минских соглашений и «висел на проводе» для разговоров с Владимиром Путиным. И в этом ключе старт специальной военной операции на Украине «умножил на ноль» предвыборную стратегию Макрона как «миротворца». И, конечно же, нанес удар и по позициям Марин Ле Пен, и Эрика Земмура («Реконкиста»), выступавших за нормализацию отношений с Россией. В частности, поддержка Земмура накануне первого тура упала — и вместо заявленных 9−10% он получил только 7,07%.

Поэтому во время теледебатов Макрон сосредоточился на том, чтобы «укусить» Ле Пен, привязав к России. Действующий президент напомнил, как его конкурент в 2014 году взяла 9 миллионов 400 евро кредита в Первом чешско-российском банке.

«Когда вы говорите с Россией, вы говорите со своим банкиром», — ударил Макрон по больному месту. Еще одним инструментом против Ле Пен стал Алексей Навальный, который призвал поддержать Макрона, потому что его соперница якобы занималась «продажей политического влияния» в интересах РФ. Что касается внешней политики, то Ле Пен призывала к реформе ЕС и восстановлению хотя бы частичного суверенитета для европейских держав. Налицо смягчение позиции, ведь раньше лидер «Национального объединения» выступала за выход Франции из ЕС. Эрик Земмур грозил выйти из военной организации НАТО и вернуть Франции «былое величие».

Еще одна животрепещущая тема политической повестки — это миграция. Именно поэтому Макрон и Ле Пен во время теледебатов 20 апреля специально уделили столько времени миграционной политике. Ле Пен пообещала, что в случае победы запретит носить женщинам мусульманские головные уборы в общественных местах, а за нарушение заставит платить штраф. На что Макрон предупредил словами «Вы развяжете гражданскую войну». На лозунгах против мигрантов и мусульман построил свою кампанию и эпатажный Эрик Земмур. К примеру, несовершеннолетних мигрантов, которым удалось попасть во Францию без родителей, лидер «Реконкисты» публично заклеймил ворами, насильниками и убийцами. «Они воры, они убийцы, они насильники. Их нужно отправлять обратно, они вообще не должны приезжать сюда», — за эти слова Земмур получил штраф в 10 тысяч евро.

Нынешние экономические проблемы французов — это как раз слабое место действующего президента. И здесь уже в атаку пошла Ле Пен, обвинив Макрона в том, что при нем государственный долг Франции достиг 600 миллиардов евро. Макрон на дебатах отбивался, рекламируя введенный в конце 2021 года «тарифный щит» против роста цен на энергоносители и утверждая, что во Франции самая маленькая инфляция по сравнению с другими странами ЕС. По данным Eurostat за март, годовая инфляция во Франции составит 5,1%. Для сравнения, в Польше годовой прогноз 10,2%, в Германии — 7,6%, в Италии — 6,8%. Об экономических проблемах говорил и занявший третье место Меланшон. В программе «Будущее вместе» левый политик обещал минимальную зарплату на уровне 1400 евро и снижение цены на газ, которая выросла при Макроне.

Еще один камень преткновения — это пенсионная реформа. В своей предвыборной программе Макрон предложил повысить возраст для выхода на пенсию с 63 до 65, а Ле Пен обещала установить верхний порог в 60 лет.

Наконец, важным пунктом политической повестки стала энергетика. Макрон в своей программе обещает обеспечить энергетическую независимость Франции и построить 6 новых атомных электростанций, а до 2050 года — 50 морских ветряных электростанций. В свою очередь, Ле Пен в своей программе высказалась за то, чтобы вообще ликвидировать «ветряки», а основной упор обещала сделать на развитие АЭС и ГЭС.

Против кого голосовать

Понятно, что после голосования 10 апреля развернулась борьба за голоса кандидатов первого тура. В частности, Меланшон сразу же призвал своих сторонников не голосовать за Марин Ле Пен. Здесь нужно пояснить, что в первом и втором туре работает разная мотивация избирателя. Если в первом туре массовый избиратель голосует «за», то во втором включается мотивация «против». Например, если в первом туре у французов была возможность выбирать из 12 кандидатов, то во втором есть только два варианта — либо Макрон, либо Ле Пен. И здесь уже каждый избиратель смотрит, кто из кандидатов вызывает у него меньшее раздражение. Например, если в первом туре простой француз голосовал за кандидата от правоцентристов «Республиканцы», то, скорее всего, поддержит Макрона — но не из любви к Макрону, а против «националистки» Ле Пен. Вот почему политтехнологи называют второй тур «битвой антирейтингов».

А Земмур, наоборот, поддержал Ле Пен, хоть и подчеркнул, что во многом с ней не согласен, «но против нее выступает человек, который впустил во Францию два миллиона иммигрантов».

Наконец, президентские выборы-2022 повергли бы в шок что Шарля де Голля, что Франсуа Миттерана, что Николя Саркози — так слабо выступили еще недавно правящие партии Франции. Кандидат от партии «Республиканцы» (так переименовали в 2014 голлистский «Союз за народное движение») Валери Пекресс с результатом 4,78% не дотянула и до 5%. А социалистам срочно нужно делать какие-то выводы. Потому что времена, когда на президентских выборах в 2012 году победил сонный Франсуа Олланд, судя по всему, остались в далеком прошлом. С результатом 1,75% мэр Парижа Анн Идальго (Французская социалистическая партия) лучше вообще было не выдвигать свою кандидатуру. Меньше набрали только завсегдатаи президентских выборов троцкист Филипп Путу от «Новой антикапиталистической партии» (0,77%) и еще одна сторонница идей Троцкого Натали Арто от партии «Рабочая борьба» (0,56%).

Макрон без вариантов?

Если говорить о прогнозах, то если бы во второй тур прошел Меланшон, то у Елисейского дворца было бы больше поводов нервничать. А так даже на теледебатах большинство 56% опрошенных отдали победу Макрону против 44% у Ле Пен.

Что касается результатов второго тура 24 апреля, то социологическая компания Ipsos прогнозирует победу Макрона с результатом 56,0% против 44,0% у Марин Ле Пен. При этом следует учитывать, что после голосования 24 апреля Францию фактически ждет еще «третий тур» в виде выборов 577 депутатов Национального собрания. Выборы парламента пройдут в два тура 12 и 19 июня. До сих пор у «Вперед, Республика!» Эммануэля Макрона было большинство в Национальном собрании. Но с учетом выборов президента расклад может измениться — и окружению Макрона придется договариваться с «Республиканцами», социалистами либо третьей силой, чтобы создать коалицию и провести своего премьера.

В то же время, «Национальное объединение» Марин Ле Пен не сможет набрать большинство мандатов. Специфика избирательной системы Франции, специально заложенная Шарлем де Голлем, нацелена на то, чтобы отсекать на этом этапе крайне правые и крайне левые силы, когда центристы, левоцентристы и правоцентристы блокируются во втором туре против националистов и коммунистов.

Николай Васильковский

от admin

Добавить комментарий