Протесты, вспыхнувшие в Казахстане в начале января, оказались одним из главных потрясений нового года на всем постсоветском пространстве. События в этой стране заставили многих сравнить происходящее с тем, что ранее можно было наблюдать во многих частях мира.

Арабский мир, Венесуэла, Грузия, Киргизия, Украина и многие другие страны уже проходили нечто подобное. Массовые беспорядки, погромы, мародерство и, к сожалению, многочисленные человеческие жертвы — все это было характерно для большинства государств, переживших «цветные революции». Не исключением в данном случае была и Белоруссия, где отзвуки попытки государственного переворота 2020 года ощущаются и по сей день. Вместе с тем, белорусские события и то, что происходило в Казахстане, хоть и имеют ряд схожих моментов, назвать аналогичными друг другу сложно.

Одной из причин нынешних беспорядков в Казахстане и того, что происходило в Белоруссии после президентских выборов августа 2020 года, многие аналитики называют долгую несменяемость власти в обеих странах. Находившийся на протяжении нескольких десятилетий у руководства Нурсултан Назарбаев, несмотря на оригинальную задумку транзита власти в руки Касым-Жомарт Токаева, так и остался главным действующим лицом на политической арене республики, а его клан сохранял все ключевые позиции в управлении страной и экономике. Пришедший к власти в Белоруссии Александр Лукашенко также находится у власти не один десяток лет, не позволяя никому и близко подойти к контролю за государством.

Дополнительно к этому, в последние годы в обеих странах можно было наблюдать застойные или кризисные явления в экономике, которые создавали все большее напряжение в обществе. К тому же Минск и Нурсултан долгое время придерживались политики многовекторности, периодически заигрывая со странами Запада, несмотря на все предупреждения из России и местных аналитиков. Отличием белорусской и казахстанской ситуаций было то, что Минск все же не позволил создать у себя тысячи свободно работающих прозападных НГО и НКО, которые при Назарбаеве расцвели в Казахстане, неся в общество «демократию» западного типа. Однако в обеих странах есть и общее — в них практически отсутствует пророссийская структура общественных организаций, а власти предпочитают формировать государственную идеологии на основе национальной неповторимости, что сближало их с местными националистами прозападной ориентации. О том, что подобные шаги были ошибкой, в Минске официально признали только после событий 2020 года. Например, об этом Александр Лукашенко заявил 6 января на совещании по вопросам реализации исторической политики.

«Не без помощи Сороса и „соросят“ внутри, которые взялись за издание новых учебников по истории Белоруссии. До 1994-го ведомые американцами „свядомыя“ успели многое переписать и выучить часть детей. Да и мы с вами тоже поддавались на некоторые вещи. Те ученики и студенты, воспитанные на созданных тогда исторических фейках, сегодня сами родители. Результат навязанной нам в те годы романтизации и выпячивания некоторых периодов в истории белорусского народа мы видим, особенно сейчас», — сказал он.

Вместе с тем, если в случае с Белоруссией именно существовавшие в республике прозападные организации и связанные с ними оппозиционные активисты и стали теми, кто готовил, организовал и координировал протесты, то в случае с Казахстаном об этом говорить довольно сложно. Часть аналитиков сегодня склонны считать, что январские события в этой стране стали результатом столкновения политических кланов, которые попытались перераспределить властные полномочия в республике. На это указывает и то, что в высших эшелонах власти начались чистки, приближенные Назарбаева ушли в тень или были задержаны, а сами беспорядки были быстро подавлены и не смогли охватить значительные слои населения. В этой связи неудивительно и неодинаковое отношение Запада к событиям в Казахстане и Белоруссии.

В первом случае, США и страны ЕС не выразили официальной поддержки протестующим и фактически открестились от того, что происходило в казахстанских городах. В Казахстане на площадях и улицах не было иностранных дипломатов, раздающих печенье или несущих цветы на место гибели протестующих, как это было на Украине и в Белоруссии. В Брюсселе и Вашингтоне высказались за соблюдение прав человека и лишь постфактум попытались использовать ситуацию в своих интересах. Наибольший резонанс вызвали не сами протесты и действия властей по их подавлению, а то, что в Казахстан были введены подразделения Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), что на Западе и на Украине попытались преподнести как российскую оккупацию. Даже несмотря на то, что численность миротворцев была довольно небольшой, а сама миссия завершилась через неделю.

Что связывает Белоруссию с кризисом в Казахстане?

Зарубежные послы возлагают цветы у станции метро «Пушкинская» в Минске. 13 августа 2020 года. Иллюстрация: Sputnik.by

Если вспомнить события в Белоруссии, то реакция Запада была куда более серьезной и подготовленной, что вылилось впоследствии в практически полную заморозку политических контактов и многочисленные санкции, в том числе экономического характера. Более того, в отличие от Казахстана, где протесты и беспорядки попытались возглавить лишь после их начала бежавший бизнесмен и некоторые местные оппозиционеры, в Белоруссии лидер протестов с полной поддержкой Запада был изначально. Экс-кандидата в президенты Светлану Тихановскую и ее окружение в ЕС и США практически сразу назвали главной фигурой оппозиции, а после выборов и вовсе признали «национальным лидером», сделав на нее ставку в эскалации напряженности в республике. К тому же белорусские протесты готовились заранее, а точкой отсчета должны были стать именно президентские выборы, в отличие от спонтанного начала казахстанских беспорядков.

Стоит помнить и то, что ранее в Казахстане особых проблем у стран Запада не было, как в политическом, так и экономическом плане. Назарбаев и Токаев не делали ничего, что бы представляло серьезную опасность для западного бизнеса, и не шли по пути сближения с Россией или Китаем. Это вполне устраивало ЕС и США в их стремлении не допустить роста влияния Москвы на постсоветском пространстве.

Сегодня же последствия протестов в Казахстане могут быть для Запада непредсказуемыми. Помощь Токаеву со стороны Кремля способна подтолкнуть Нурсултан к процессу укрепления связей с РФ, как это произошло в случае с Белоруссией, итогом чего может стать ускорение евразийской интеграции, против которой выступают в Евросоюзе и США. Поэтому помощь Запада сыграла в итоге против него самого.

В данном случае речь идет о некоторых западных технологиях, которые применялись в ходе беспорядков в Белоруссии и Казахстане. В первую очередь, использование современных информационных технологий, в том числе социальных сетей и мессенджеров. Именно посредством их в обеих странах осуществлялась координация беспорядков, нагнеталась обстановка, вбрасывались очевидные фейки, а также формировалась сеть разрозненных центров протестов, что не позволяло правоохранителям установить за ними контроль и оперативно реагировать на происходящее.

Следует заметить одну немаловажную деталь — в обоих случаях засветился телеграм-канал NEXTA со штабом в Варшаве, некогда созданный белорусом Степаном Путило, но впоследствии превратившийся в один из центров информационной войны западных спецслужб не только против белорусских властей, но и России. Именно NEXTA занимался координацией беспорядков в Белоруссии в 2020 — начале 2021 годов, а также натравливал протестующих на представителей власти. И именно этот телеграм-канал был одним из первых, кто перевел изначально простые экономические требования протестующих в Казахстане в сферу политики. Здесь велись репортажи с протестов, давались инструкции, а также публиковались призывы к борьбе до тех пор, «пока отставка правительства и диктатора Назарбаева не станет реальным фактом».

Примечательно в данном случае отношение белорусской оппозиции к тому, что происходило и продолжает происходить в Казахстане. Противники Александра Лукашенко на протяжении последних недель развернули полномасштабную информационную войну не только против белорусских властей, но и действий России. В частности, речь идет как о поддержке мятежников, так и критике отправки сил ОДКБ в Казахстан. Например, известный в Белоруссии оппозиционный политик Анатолий Лебедько попросил у казахов прощения, а активист Андрей Ткачев назвал ОДКБ «Организацией диктаторов, которые боятся». Параллельно представители белорусской диаспоры, поддерживаемые США и ЕС, провели в ряде стран митинги в «поддержку казахстанского народа», где оправдывали массовые протесты, называя режимы Назарбаева и Токаева античеловечными.

Что связывает Белоруссию с кризисом в Казахстане?

Акция солидарности с протестующими в Казахстане во Львове. Иллюстрация: yandex.ru

Лидеры белорусской оппозиции, обосновавшиеся сегодня в Польше, Литве и Украине, увидели в событиях в Казахстане много общего с происходившим в 2020 году в Белоруссии, обвинив Владимира Путина, а с ним и Александра Лукашенко в попытке подавить демократию в этой стране. В частности, Светлана Тихановская заявила, что считает отправку войск ОДКБ в Казахстан «вмешательством в дела другого государства», подчеркнув, что «народ Белоруссии никогда не выступил бы и не выступит за то, чтобы отправить армию на подавление воли народа Казахстана». По ее мнению, «выход на улицу — это нормальный, а в авторитарных режимах — один из немногих доступных гражданам способов выражения своей гражданской воли».

Кроме того, так называемый «офис» Тихановской, находящийся в Литве, совместно с Координационным советом белорусской оппозиции и Народным антикризисным управлением во главе с бывшим министром культуры Белоруссии Павлом Латушкой выступили с заявлением, что ввод сил ОДКБ в Казахстан грозит негативными последствиями для суверенитета этой страны и даже для «безопасности всего региона». При этом никого в белорусской оппозиции не смутило, что о так называемой «интервенции» ОДКБ в Казахстан, который и сам является членом данной организации, не может быть и речи. Более того, в среде противников Лукашенко и их западных кураторов почему-то забыли, что российские войска есть в некоторых иных странах региона, и при этом никто не называет их «оккупантами», контролирующими действия местных властей. Например, в Таджикистане на постоянной основе располагается 201-я база РФ, в Армении — 102-я российская военная база, а военный контингент здесь намного больше, чем количество российских военнослужащих, отправившихся в составе 2,5 тыс. миротворцев ОДКБ в Казахстан. И ни одна их этих стран так и не стала марионеткой Москвы. Однако все это не интересует открытых русофобов, главной задачей которых является дискредитация России и тех, кто пытается наладить с ней союзнические отношения.

Более того, сегодня стало известно, что в казахстанских протестах, помимо украинского, вполне вероятно был и белорусский след. Определенный резонанс не только в СМИ, но и на международной арене вызвало заявление белорусского журналиста Дмитрия Галко, который после приговора в 4 года ограничения свободы в 2018 году перебрался на Украину и теперь работает оттуда. На своей странице в Facebook он сделал пост о том, что «имел отношение к организации протестов в Казахстане». Причем все последующие его объяснения о том, что его слова не касались нынешних событий, а сам он просто работал в штабе Демократического выбора Казахстана, который действовал в Киеве с 2018 по 2020 годы, уже никого не заинтересовали. Признание Галко для большинства наблюдателей стало очередным подтверждением, что между январскими беспорядками в Казахстане и радикалами из различных постсоветских стран, в том числе и из Белоруссии, есть связь, а их цели одинаковы.

Стоит заметить, что в отличие от Казахстана, который практически не сделал никаких выводов из событий последних десятилетий на постсоветском пространстве, в Минске очень серьезно подошли к разбору казахстанских протестов. Несмотря на то, что официальные власти долгое время молчали, общий тон отношения к происходившему в этой стране был очевиден. Красной линией в реакции белорусских СМИ и провластных экспертов стали прямые аналогии с событиями 2020 года в республике. Достаточно вспомнить заявления известного в республике своими неоднозначными программами журналиста Григория Азеренка, который сразу же назвал правоохранителей Казахстана «воинами света» и призвал их «давить эту плесень». Кроме того, известный ранее как почитатель местного национализма, а теперь борец за евразийскую интеграцию провластный эксперт Алексей Дзермант, которого часто можно увидеть на российских телеканалах, заявил, что «властям Казахстана нужно помочь справиться с этой ситуацией, учитывая успешный опыт Белоруссии и других стран в подавлении мятежей и цветных революций, ведь это важно для безопасности и мира в Евразии».

В целом же, по прошествии двух недель с начала кризиса в Казахстане можно отметить следующие последствия для белорусской ситуации. Во-первых, белорусские власти укрепились в осознании того, что все последние действия по зачистке республики от прозападных элементов были правильными, а значит они продолжатся. Во-вторых, у Минска появился дополнительный стимул для того, чтобы пересмотреть вопрос о путях намеченной трансформации системы управления государством, которую планируют начать с изменения Конституции Белоруссии. Фактический провал мирного транзита власти в Казахстане привел к тому, что в белорусской столице приступили к тщательному изучению ошибок данного процесса, что может затянуться не на один месяц или даже год. В-третьих, белорусский лидер получил дополнительную возможность повысить свой статус на постсоветском пространстве, так как именно он на протяжении последних лет предупреждал своих коллег о возможности попыток государственных переворотов, к которым необходимо готовится сообща. И тот факт, что Лукашенко без помощи России сумел в краткосрочной перспективе разобраться со своими противниками, показывает его в весьма выгодном свете, придает белорусскому лидеру большей уверенности. Не случайно 7 января он заявил, что взял жесткий курс на суверенитет и независимость страны при одновременном сближении со странами постсоветского пространства.

Таким образом, исходя из имеющейся на сегодня информации, можно с определенной долей вероятности говорить о том, что события в Белоруссии в 2020 году и нынешние протесты в Казахстане, переросшие в вооруженные погромы, не имеют единого организатора, хотя в целом их можно связать с процессом формирования вокруг России пояса напряженности. Конечно, это не означает, что Запад даст Минску, Нурсултану, Бишкеку, Еревану и другим постсоветским столицам спокойно спать. Любые кризисные явления внутри стран, окружающих Россию, всегда будут использоваться противниками России в собственных интересах.

Беспорядки в Казахстане

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *